Как государствам бороться с кибератаками?
"Общества сталкиваются с потенциально разрушительными последствиями кибервойны, поскольку мы все больше полагаемся на информационные технологии и коммуникационные сети в повседневной жизни." Василеос Карагианнопулус, преподаватель права в университете Портсмута
Глобальная и активная цифровизация помимо благотворного влияния на страны несет с собой и определенные угрозы. Широкая общедоступная сеть расширила поле деятельности хакеров и открыла новые возможности для совершения кибератак. Теперь государства должны еще бдительнее относится к кибербезопасности.
Страны по всему миру все больше зависят от цифровых технологий, что делает их более уязвимыми для кибератак. В 2007 году на Эстонию напали хакеры, которые нанесли вред правительственным серверам, что привело к хаосу. Кибератаки в Украине были направлены против энергосистемы страны, в то время как иранские атомные электростанции были заражены вредоносным ПО, которое могло привести к ядерному взрыву. Недавно, представители британского оборонного ведомства заявили, что готовы провести кибератаки против энергосистемы Москвы, если Россия решит начать наступление.

Политически мотивированные кибератаки становятся все более распространенным явлением, но в отличие от традиционной войны между двумя или более государствами, кибервойна может быть начата группой людей. В большинстве случаев, кибервойны проводились в фоновом режиме и были разработаны в качестве тактики запугивания или демонстрация силы. Но смешение традиционной войны и кибервойны в условиях XXI века кажется неизбежным.

Как реагировать на кибератаки?

Силы обороны Израиля подвергли бомбардировке здание, в котором, по сообщениям ИДФ, находились хакеры ХАМАСа, пытавшиеся атаковать «израильские цели» онлайн. Это первый прецедент в истории, когда государство отвечает на кибератаку применением физической силы.
Кибератаки представляют собой серьезную проблему для установленных законов вооруженных конфликтов. Определение источника атаки не невозможно, но процесс может растянуться на несколько недель. Даже если источник нападения обнаружен, трудно установить, стоит ли за атакой именно государство.
Нет единого мнения о том, несет ли государство ответственность за кибератаку, исходящую из его сетей, если оно не имело явных сведений об атаке. Неспособность принять соответствующие меры для предотвращения нападения со стороны принимающего государства может означать, что государство-жертва имеет право на ответ путем пропорционального применения силы в целях самообороны. Но если существует неопределенность относительно того, кто виноват в нападении, любое оправдание контратаки уменьшается.

Даже если проблема атрибуции будет решена, право государства на насильственное реагирование на кибератаку обычно будет запрещено. Статья 2 (4) Устава ООН защищает территориальную целостность и политические структуры государств от нападений. Это может быть законно обойдено, если государство готово утверждать, что оно защищает себя от «вооруженного нападения». Международный Суд объясняет: «Необходимо будет обозначить различие между наиболее серьезными формами применения силы (теми, которые представляют собой вооруженное нападение) и другими менее серьезными формами».
Таким образом, кибератака оправдывает силу как самооборону, если ее можно считать «вооруженной атакой». Но возможно ли это? Только тогда, когда «масштаб» и «эффект» кибератаки сопоставимы с автономной «вооруженной атакой», такой как атаки, которые приводят к гибели людей и наносят значительный ущерб инфраструктуре. Если это так, самооборона оправдана.
Но что делать, когда кибератака была успешно направлена на оборону? Тогда о его эффектах можно только догадываться. Это делает решение пропорционального ответа еще сложнее. Любая физическая сила в этой ситуации может считаться ненужной и, следовательно, незаконной. Однако, если атака была неизбежной, для упреждающих действий может быть сделано исключение. Когда самооборона считается разумно необходимой, характер разрешенной силы может варьироваться. Пропорциональные контратаки обычным военным оружием могут быть приемлемыми ответами на кибер-операции по международному праву.
Эти проблемы - только начало угроз, связанных с кибервойнами, которые будут усложняться по мере развития технологий. Интеллектуальные проблемы, которые это вызовет, многочисленны, но мы все равно не можем не бояться.